06:20 

Бенц

lavahda
Название: Бенц
Автор: fandom Darth Krapivin 2015
Бета: fandom Darth Krapivin 2015
Размер: мини, слов 1709
Персонажи: ОМП, ОЖП
Категория: джен
Жанр: пародия, стеб
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Дети пытаются устроить родителям «бенц», но внезапно «бенц» получает сам Капитан
Предупреждения: нецензурная лексика


— Меня отчислили, — грустно сказал Бантик и, не сдержавшись, хлюпнул носом.

— Как? Ты что? — испугался Вентиль.

— Мы едем в са-на-то-рий, — отчеканил Бантик. — Мама сказала, это не обсуждается. Там горы, лес, грязевые ванны, природные и-исто-очники, — Бантик уже не мог сдержать слез и прижался к пропахшему морской солью бушлату Вентиля.

Грязевые ванны поразили Вентиля до глубины души. Предпочесть бултыхание в грязи (словно какие-то свиньи!) свежему ветру, чистым волнам и величественным парусам! Нет, положительно, родители Бантика были не в себе.

— Капитан, — сказал Вентиль, устремив палец в небо, — в таких случаях советует сделать родителям бенц. Он считает, это поможет.

— Что за бенц еще? — удивился Бантик.

— Гляди, — Вентиль вынул из кармана шортиков сложенный вчетверо обрывок газеты.

Это был фрагмент интервью. Похоже, интервью давал сам Капитан.

«О, мы давно нашли управу на недисциплинированных родителей. Раньше они считали, что могут в любой момент запретить ребенку посещать занятия нашего пресс-центра и флотилии. Но с некоторых пор мы официально сообщаем семье, что в таком случае, их сын или дочь будут отчислены из отряда. Программа "Фрикантины" должна быть пройдена пол-но-стью! И родители знали об этом с самого начала. Более того, торжественно обещали не препятствовать ребенку ни в чем. А вот потом ребенок, который внезапно узнавал, что его отчислили, да еще и по вине родителей, устраивал дома такой "бенц", что родители спешили в отряд и умоляли принять несчастное чадо обратно».

— Но... я не умею делать бенц. Я даже не знаю, как это, — удивился Бантик.

— По правде говоря, — признался Вентиль, — я тоже никогда не делал бенц. Наверняка, новый мамин муж в ответ сделает мне такой бенц, что... Вентиль зябко передернул острыми плечами. — Нет, не думаю, что с ним это сработает.

— Ну вот, — вздохнул Бантик. — А мне предлагаешь.

— Но у тебя родители интеллигентные, не чета моим, — возразил Вентиль. — И Капитана уважают очень-очень. Ведь он не станет врать, а?

Бантик кивнул. Капитан, конечно, не будет врать. Значит, какие-то отчаянные дети уже устраивали этот бенц! Но что это?.. Как это?.. С чего начать?.. Ничего непонятно.

Утром Бантик проснулся и сразу почувствовал, что в доме пахнет сдобными пирожками. «Мама дома! — обрадовался Бантик. — Но ведь сегодня не суббота и не воскресенье... Значит, она уже в отпуске?!» Бантик испугался.

Нельзя терять время! Капитан говорил, что бенц решает, и это было в настоящей газете!

— Мама, — осторожно сказал Бантик. — Какая ты красивая. А у меня сегодня занятия в пресс-центре. И еще флотилия.

— Солнце мое, — ласково ответила мама. — Никуда твой пресс-центр не денется. У тебя каникулы, и мы скоро уезжаем в санаторий. У нас ведь семья. А мы с этой нашей работой и твоими парусами почти совсем не проводим время вместе.

— Я хочу флотилию, флотилию, флотилию! — басовито заревел Бантик и скинул со стола тарелку c пирожками. — А еще пресс-центр, ночные задания, статьи в местной прессе и главную роль в фильме «Гнев отца»!

Мама округлившимися глазами посмотрела на Бантика и ответила, что не очень уверена насчет флотилии, но роль в фильме «Гнев отца» ему гарантирована — тут он даже может не сомневаться. Потом она убрала с пола пирожки и осколки тарелки, еще раз испуганно посмотрела на сына и вышла из комнаты.

Бантик загрустил. Но... ведь Капитан так уверенно вещал про какой-то бенц! Может, это поможет справиться с папой! Ведь папа совсем не злой, любит море, паруса и романтику!

Бантик взял краски и написал на стене: «Фрикантина форевер! Санаторий — для слабаков!»

Стоит заметить, написал он это на дорогих, красивых, свежепоклеенных обоях, которым так радовалась мама. Они с тетей Варей отстояли за ними огромную очередь, а потом долго-долго волокли тяжелые рулоны до автобусной остановки. Потому что денег на такси уже не осталось.

Он уже дорисовывал на соседней стене бригантину и стоящий на палубе отряд ребятни в шортиках, как услышал тихие всхлипы.

Мама смотрела на то, что случилось с новеньким ремонтом и тихо, горько плакала.

Бантику стало жалко маму. Он был добрым мальчиком.

— Ма-ам, — виноватясь, сказал он, подошел к ней и потянул ее за рукав.

— Ах ты, маленький сучонок, — внезапно прошипела всегда интеллигентная, утонченная мама, — давно пиздюлей не получал?!

— Че-чего? — изумился Бантик. — Ма-ам, ну ма-ам, ну ты же добренькая, любимая, самая лучшая моя мамочка... — включил он безотказную волынку, которая никогда еще не подводила.

Никогда.

Но только не в этот раз.

— Гнев отца, да? — внезапно вспомнила мама и разразилась сатанинским ржанием. — Главная роль, да? — она легла на кровать, подняла ноги в красивых лаковых лодочках и застучала ими по стене, надрываясь от хохота.

Бантику это не понравилось. Мама то ли смеялась, то ли рыдала. И никто не гладил его по голове и не называл любимым сыночкой.

«Пожалуй, лучше свалить отсюда», — подумал он и тихо вышел на лестничную клетку.

Во дворе его уже ждал Вентиль. Он сидел на поленнице дров и читал потрепанную книжку про кораблики.

— Ну что? — оживился Вентиль при виде Бантика. — Сработал твой бенц?

— Слушай... — помялся Бантик. — Мне кажется, что-то пошло не так.

Он еще раз перечитал старую измятую газету:

«А вот потом ребенок, который внезапно узнавал, что его отчислили, да еще и по вине родителей, устраивал дома такой "бенц", что родители спешили в отряд и умоляли принять несчастное чадо обратно».


— И как? Спешат? — спросил Вентиль.

— Мама — точно нет, — признался Бантик.

— Подожди папу, — авторитетно посоветовал Вентиль. — Бабы!.. Да что они понимают! Папе можно пригрозить чем-нибудь. Например, пойти после школы на курсы стилистов. Или...

Бантик неуверенно хмыкнул. Папа был добрый, но шантажистов не любил. Однажды он даже провел с Бантиком воспитательную беседу, почему шантаж — это подло и гнусно.

— Цель шантажиста — лишить человека своей воли и полностью подчинить своим интересам, да так, чтобы сам шантажист остался чистеньким и невиноватым, — говорил папа. — Поэтому с ними надо поступать жестко. Очень жестко.

Из всего сказанного, Бантик понял, что шантажисты — плохие люди и папа их очень не любит.

— Но не может ведь Капитан советовать плохие вещи? — задумчиво спросил Вентиль.

Бантик почувствовал, что Вентиль прав. Он, Бантик, еще маленький ребятенок, с тонкими гладкими ножками и огромными ясными глазами, окаймленными светлыми пушистыми ресницами. Как он, в сущности, еще малыш, может разобраться в этом серьезном взрослом мире? Это они, взрослые, должны заботиться о слабых, маленьких и беспомощных! Как можно не отпустить ребенка в отряд, если ему очень хочется? Как можно быть такими злыми, жестокими нелюдями?!

— Не родители, а вредители, — с холодной злостью сказал Бантик.

— Ты, главное, не проси, а требуй, — посоветовал Вентиль. — Они обязаны тебя отпустить. Ведь они обещали, что ты пройдешь всю программу.

Яркое послеобеденное солнце слепило глаза. Бантик почувствовал, что очень проголодался. Он с утра ничего не ел. Вентиль прав: он не должен просить у мамы то, что ему положено по закону – обед (с пирожками) и все остальное.

Бантик медленно вошел в свой подъезд, на прощание обернулся посмотреть на Вентиля, надеясь, что тот предложит пойти вместе. Но Вентиль был сильно увлечен чтением.

Дома было все по-прежнему. Разрисованные обои сейчас показались Бантику не такой уж хорошей идеей. Но ведь он ребенок! Разве к детям не нужно относиться снис-хо-ди-тель-но?

Мама была дома, но куда-то собиралась. Она уже накрасила губы, надела серьги с жемчужинками и самое свое красивое платье. В руках у нее была какая-то газета.

Бантик сразу узнал эту газету. В сущности, газет, в которых можно было почитать что-то интересное, было не так уж много.

— Ма-ам, — сказал Бантик укоризненно. — А обед будет?
— Суп в холодильнике, — спокойно ответила мама.
— А ты уходишь, да? — спросил Бантик, изо всех сил стараясь, чтобы в его голосе слышались печаль и разочарование, вызванное скорой разлукой.
— Мне срочно надо поговорить с твоим отцом, — сказала мама. Она взяла сумочку, положила в нее газету и, уже почти закрыв за собой дверь, обернулась и как-то очень грустно сказала: — Запомни, дружок: бенц у нас тут не сработает.

Захлопнулась дверь и мамины каблуки зацокали вниз по ступенькам.

Бантик открыл крышку большой белой кастрюли, посмотрел на застывший суп с кружочками моркови и совсем загрустил. Почему он должен есть холодный суп? Разве детям не положен горячий обед?

Он послонялся по дому немного, съел пирожок, но тот оказался с капустой.

«И даже пирожков с мясом не дождешься», — горько сказал сам себе Бантик.

Дома делать было нечего.

Во дворе Бантика ждала все та поленница с сидящим на ней Вентилем. Книжка про кораблики была уже прочитана почти полностью.

— Обещали Капитану! И обманули. — Как ни пытался сдержаться Бантик, но слезы все-таки потекли. Какое предательство! Обмануть самого Капитана!

— Ты можешь симулировать нервное расстройство, — сказал прагматичный Вентиль, оценив состояние Бантика.

— Но тогда они точно запрут меня в санатории?! — испугался Бантик.

— Мда, — согласился Вентиль.— А может, спрятать что-то ценное? Папин паспорт или кассеты с туристскими песнями?

— Я боюсь, — понуро сказал Бантик.— Я не умею делать бенц с папой.

Они какое-то время посидели молча, заглядевшись, как играют солнечные блики в окнах старой панельной пятиэтажки.

— Капитан, — напомнил Вентиль, подсунув Бантику под нос газету.

— Что-то мне ссыкотно, — надув губки, отвечал Бантик.

— А вот Капита-а-а-н, — с видом змея-искусителя повторял Вентиль и водил газетой с интервью у Бантика перед носом.

— Вот ты и иди, — отвечал Бантик.

— Я бы пошел, если бы это МЕНЯ исключили, — парировал ехидный Вентиль.

Внезапно этот тоскливый диалог был прерван, да как! Из-за угла взвизгнули тормоза, рядом с поленницей остановилось такси, а из такси вывалился сам Капитан собственной персоной.

Вентиль и Бантик в ужасе смотрели на Капитана.

Его голова была перевязана, а сквозь бинты сочилась кровь. Под глазом лиловел огромный синяк. Нижняя губа распухла и, казалось, отвисла до подбородка, как будто у собаки из сказки про Огниво. Сильно хромая и опираясь на бушприт, Капитан подошел к ребятишкам.

— Кто из вас устраивал родителям бенц? — спросил он, кривясь от злости.

— Я, — признался Бантик.

— Но... Капитан, вы же сами писали, что надо сделать бенц!— попытался заступиться за друга Вентиль. — Мы все делали по инструкции!

— Передай твоему папе, что он мне еще двадцать рублей должен, — с обидой в голосе процедил Капитан, обернувшись к Бантику.

— А... А флотилия? — прошептал Бантик.

— Хуйтилия!!! — завизжал Капитан. — Твой отец не видит фонарика! Он смеет обвинять меня в манипуляциях и шантаже! Быдло, бетонный монстр, презренный цивил! Забудь о флотилии, будущая гопота! Яблочко-то от яблони!!!

Бантик заплакал. Ему было очень обидно за папу. Почему Капитан говорит о нем такие страшные слова?

Вентиль ткнул в бок плачущего Бантика, и тот увидел приближающегося к ним папу.

— Ну что, Капитан? — ухмыляясь, спросил папа. — Я вижу, тебе не очень понравился бенц? Как поживает флотилия? Ярко ли горят фонарики при полной луне?

Капитан ничего не ответил. Он, прихрамывая, быстро удалялся в сторону шоссе, где можно было поймать попутку.

Его фигура в лучах багрового предзакатного солнца выглядела нечеловечески страшно.

— А когда мы поедем в санаторий, папа? — спросил Бантик тихим ангельским голосом.

— Когда надо, тогда и поедем, — сухо отвечал папа.

Он приобнял Бантика за плечи большой мускулистой рукой и кивнул Вентилю на прощание.

Отец с сыном зашагали к дому.





URL
   

Шортики, коленочки, трэш, угар и содомия

главная